Образование, наука

Социальный кризис

Доклад Кун Гуана свидетельствует, что определенная часть бюрократии вновь надеялась преодолеть острый социальный (прежде всего аграрный) кризис за счет купечества. Уже одно это может служить важным показателем того, что роль богатых купцов в экономической жизни страны в конце периода Западная Хань заметно поднялась.

В таких условиях были предприняты реформы Ван Мая а (9 23 гг. и. э.), представлявшие собой попытку путем восстановления во всем объеме системы контроля центральной власти над экономикой страны преодолеть острый социальный кризис, в который вступило ханьское государство. Политика Ван Мана характеризовалась стремлением поставить под жесткий контроль государства всю экономическую жизнь страны. Однако все его начинания окончились неудачей. Так, закон о запрещении свободной купли-продажи земли, введенный в 9 г. н. э., уже в 12 г. был отменен.

Провалились также попытки ограничить частное рабовладение, восстановить государственную монополию на спирт, стабилизировать рыночные цены, наладить казенную кредитно-ссудную систему и т. д. Нельзя не отметить неудачу денежной реформы Ван Мана, в результате которой денежное хозяйство страны пришло в полный упадок. За короткий срок Ван Май четыре раза менял вес монет и в конце концов вернулся к монетам в 5 шу, наряду с которыми оставил монеты в 25 шу. Не имел он успеха также в стремлении осуществить полную государственную монополию на эксплуатацию недр и озер.

Политика Ван Мана по ограничению частной предпринимательской деятельности торговцев мало чем отличалась от экономических мероприятий У-ди (разве что ведомства, их осуществлявшие, шмели другие названия). В обоих случаях вводилась казенная монополия, казна начинала осуществлять определенные финансово-торговые операции, включая стабилизацию рыночных цен (при У-ди эти функции выполняли цзюньшу гуани и пинчжупь гуань) и т. д.

И хотя это было весьма очевидно, сам Ban Man и его сторонники стремились представить свою политику как принципиально новую, проводя ее под лозунгами возврата к древним чжоуским установлениям. Объяснялся данный камуфляж стремлением Ван Мана противопоставить все свои действия политике ханьской династии и тем самым оправдать низложение ханьского дама и учреждение новой династии Синь.

Причина неудач Ван Мана заключалась прежде всего в провале аграрной политики. Запрещение свободной купли-продажи земли и соответственно объявление всей земли собственностью государства (превращение ее в "царскую землю") ставило своей целью остановить процесс обезземеливания крестьян и тем самым преодолеть острый социальный кризис. Однако эта мера не была подкреплена наделением крестьян землей.

Перераспределения земли, даже частичного, как это было при У-дн, не произошло, а казенный фонд оказался исчерпанным еще до реформы. В результате процесс разорения крестьян не был остановлен. Тем более что запрет на свободную куплю-продажу земли вследствие сопротивления крупных собственников был вскоре отменен. Аграрная политика Ван Мала вызвала недовольство не только крупных землевладельцев, так как затрагивала их интересы, но и крестьян, не получивших земли.
Читать дальше...

Образец для всего Китая

Милитарист Чэнь Цзюнмин, занявший Гуанчжоу в 1920 г., обещал превратить Гуан-чжоускую провинцию в "образцовую для всего Китая". В условиях социально-политической напряженности в июле 1917 г. рождается военное правительство в Гуанчжоу.

Сунь Ятсена, возглавившего это правительство и поставившего перед собой благородные цели восстановления конституции, окружали не только преданные ему и его идеям люди, но и сонм милитаристов-авантюристов, продажных бюрократов. В условиях военного давления с Севера Сунь Ятсен вынужден был в сотрудничестве с южными милитаристами создать войска, находившиеся в непосредственном подчинении военного правительства.

Основой правительственных войск стала Гуандунская армия. Каждый военный губернатор дуцзюнь располагал своим собственным войском, которое содержалось на средства, выжимаемые из крестьянства. Армии дуцзюней пополнялись за счет огромной массы бездомных люмпенов, бродивших по стране в поисках горстки риса и крыши над головой. Разоренные крестьяне, пауперы, объединялись в бандитские шайки. Города жили под страхом грабежей; насилия на дорогах, в домах становились обычным делом.

Гуандунская армия пополнялась из тех же "резервов", что и армии дуцзюней, и была далека от того, чтобы стать ядром действительно революционной армии. Во главе Гуандунской армии стал милитарист Чэнь Цзюнмин. В оценках, которые давал Чан Кайши Чэнь Цзюнмину, проявилась не просто личная антипатия к нему как к человеку. Чан Кайши скорее всего видел в нем сильного соперника. Самым главным, определяющим отношения между Чан Кайши и командующим Гуандунской армией стала укоренившаяся среди милитаристов традиция приближать к себе выходцев из родной провинции.

Гуан-дунцы составляли большую часть личного состава армии. Войска Чэнь Цзюнмина входили в Гуанчжоу с лозунгом "Гуандун для гуандунцев". Как человек служит, для карьеры ровно ничего не значило. Даже будь Чан Кайши гениальным, трудись он денно и нощно на Чэнь Цзюнмина, как говорили его соотечественники, "изображай для генерала вола или лошадь" все было напрасным.

Чан Кайши жаловался, что слишком трудно провести какие-либо реформы для повышения боеспособности армии, любые его предложения блокировались. На своем посту в Гуандунской армии Чан Кайши пробыл недолго. Гуансийская клика милитаристов взяла верх над сторонниками Гоминьдана. Весной 1918 г. Сунь Ятсен оказался отстраненным от власти и уехал в Шанхай. Чан Кайши снова в Шанхае.

Осенью 1918 г. закончилась война в Европе. Шанхай переполняли иностранные бизнесмены. Китайцы уже услышали об Октябрьской революции в России, ощутили ее дыхание. Пеструю картину дополнили новые пришельцы с Севера русские белогвардейцы. Беглецы, разбросанные революционной бурей в России, пересекая Сибирь, двигались к Владивостоку и Харбину, а затем стекались в Шанхай. Шанхай, как и Гуанчжоу, и Тяньцзинь, в отличие от старых китайских городов, приобрел к началу века новые черты.
Читать дальше...