Образование, наука

Культурные изменения в преистории

Статью "Вопросы теории в объяснении культурных изменений в преистории" Хоул начал с раздела "Объяснение". "По сути, - пишет он, - объяснение включает в себя утверждение причинных отношений между фактором или рядом факторов и наблюдаемым выходом".

Оценку объяснения Хоул предпочитает проводить по методике Чемберлена - Поппера Платта. Эта методика рекомендует отбрасывать те объяснительные гипотезы, которые не выдерживают опровержения; оставшееся объяснение считается лучшим, пока не появится более удачное. Хоул отвергает утверждение Хилла о параллелизме объяснения с предсказанием (о том, что оба одинаково дедуцируются их охватывающего закона).

Во-первых, в истории культуры законы в виде "если А, то В" не действуют неукоснительно, а осуществляются лишь с некоторой вероятностью. На эту вероятность влияет слишком большое число факторов, чтобы, определив ее для одних условий, можно было результат смело перенести на другую обстановку. Во-вторых, логика учит, что из "если А, то В" не вытекает с неизбежность "если В, то А", так что сбывшееся предсказание не подтверждает вполне гипотезу о законе и не означает верности объяснения (Hole 1973: 19-22).

Но и методика, предпочитаемая Хоулом, не выводит из тупика: в философ-ско-логической литературе критики Поппера уже давно показали, что опровержение ("фальсификация") идентично доказательству ("верификации") отрицания и разделяет логические недостатки с доказательством утверждения. Для надежности выбора гипотезы, которая останется не опровергнутой, нужно, чтобы база выбора была полной, а это невозможно гарантировать.

Поэтому оставшуюся гипотезу и сам Поппер аттестует не как верную, а лишь как временно правомерную. Шайлер в рецензии на книгу Уотсон, ЛеБланка и Редмэна вообще подвергает сомнению универсальность указанных авторами законов культуры. Те регулярности, с которыми имеют дело исследователи культуры, принадлежащие к НА. это не универсальные законы, а узко ограниченные (во времени и пространстве) правила, эмпирически наблюденные. Нет универсальных законов, значит, нет и теории.

В книге, претендующей на теоретичность, на деле оказывается "теоретический вакуум". Авторы не сумели выяснить, "как именно объяснение в археологии формируется ее обязанностями перед историей и внутренне-исторической природой археологии как дисциплины в целом". Способность археологии объяснять останется бесплодной, пока не будет обращена на проблему эволюции. Бинфорд ее ставил, Уотсон с соавторами упустили (Schuyler 1973). В соображениях Шайлера проглядывает нередкая для современной западной науки контрастность изображения и уход в крайности: либо универсальные законы, либо частные случаи.

То есть если законы имеют исключения, если законы не универсальны, значит это не законы, а частные случаи повторяемости (ср. Kobben 1967). Эта склонность к крайностям стимулирована позитивистской философией: "Ни один закон природы не может отказать, - утверждал Джевонс. Нет настоящих исключений из настоящих законов. Если есть противоречие, оно должно находиться в уме исследователя. Либо закон окажется фикцией, либо фикциями окажутся явления, которые ему противоречат" (Jevons 1960: 423).
Читать статью

Новая археология

Новая археология (или, как её еще называют, процессуальная археология) – это направление в археологии, появившееся во второй половине XX века, и, в противовес существующей культурной археологии рассматривающее процесс трансформации культур прошлого. Её задача – помимо обычной отборки археологической информации, провести её интерпретацию так, чтобы найти ответ на вопрос: «Почему те или иные изменения в человеческой культуре связаны с течением времени?».

Фундаментальное предположение процессуальной археологии характерно для философии позитивизма в том, что такие знания возможно получить при помощи научного метода.

История возникновения процессуальной археологии.
В 1960-ые годы XX века в научной среде возникло предположение, что, помимо сбора артефактов древности, их классификации, что свойственно культурно-исторической археологии, археология, дабы она окончательно не превратилась в обычное практическое занятие, а стала наукой, должна поставить перед своими изысканиями вопрос: «Почему археологические культуры трансформировались друг в друга и изменялись?». Такой подход получил название «Новая археология», и со временем, когда он уже устоялся в научном мире – «процессуальная археология».

Основоположниками процессуальной археологии были американский археолог Льюис Бинфорд и англичане Дэвид Кларк и Колин Ренфрю. В их трудах часто содержалась критика ошибочных интуитивных выводов культурных археологов и указания на то, что археология должна использовать дедуктивный метод мышления, а не индуктивный, и полагаться только на научные методы. Процессуальные идеи обрели большую популярность в 1960-ые годы и инициировали серьезные теоритические дискуссии в археологической среде о том, какой должна быть археологическая теория, и на чем основываться.

Основные положения процессуальной археологии.
С точки зрения процессуального подхода к археологии, главной целью археолога должны быть поиски ответов на вопросы о динамике развития культур прошлого. Для этого важно получить наиболее полную информацию при археологических раскопках с применением правильных научных подходов и последующим дедуктивным анализом полученной информации. В частности, в связи с тем, что при археологических раскопках находится лишь малый процент стоянки или городища, нужно использовать статистически грамотную систему поиска информации из различных мест, которая бы могла позволить археологу с уверенность утверждать о городище в целом.

Основу процессуального подхода составили труды Карла Густава Хемпеля, сторонника философии позитивизма, и, при этом, делалось предположение, что сумма данных, накопленных во время раскопок городища, в сочетании с последними достижениями естественных наук, окажется достаточной для однозначного доказательного рассуждения о происходящих в древнем обществе, оставившим после себя городище, культурологических процессах.
Дальше...

Новая археология как системная археология

В числе главных компонентов теоретической системы НА общих для всех ее течений системный подход занимает особую позицию, и его целесообразно подвергнуть подробному разбору первым. Это место принадлежит системному подходу прежде всего потому, что и в самосознании "новых археологов", и в представлениях их оппонентов, и на деле системный подход наиболее отчетливо, "диагностично", отличает НА от других направлений и школ.

Ее характеризуют и с иных сторон, скажем, как "процессуальную". Но уже советские авторы "теории стадиальности" отдавали приоритет культурно-историческому процессу перед нарративной историей, внутренним стимулам развития перед внешними, выявлению и опознанию законов развития - перед реконструкцией событий и установлением их конкретных причин.

А вот системный подход первыми ввели в археологию именно американские процессуалисты. Он в большой мере определил их принципиальные установки, словарь и методические приемы например, факторный "анализ множества переменных ("multivariate analysis"). Системный подход придает единство, связность и общие отличительные потенции также другим главным компонентам теоретической системы НА - ее концепции культуры, ее экологическим интересам.

Излагая свои взгляды на роль природной среды. Л. Бинфорд пишет: "... эти взгляды не следует воспринимать как "географический детерминизм" ("enviromental determinism"), ибо мы предполагаем системные отношения между человеческим организмом и природной средой, в которых культура является посредствующим фактором. Исторический опыт науки и анализ современной ситуации в ней показывают, что "проклятым вопросом" археологии является загадка смены археологических культур.

Это вопрос о том, почему каждая археологическая культура сменяет предшествующую так внезапно, появляясь как бы в готовом виде, почему так трудно отыскать ее корни в предшествующих культурах и почему происхождение каждой конкретной археологической культуры все еще далеко от превращения в установленные факты, а вместо того остается набором взаимоисключающих гипотез. В сущности, каждое крупное течение в археологии, каждая новая школа пытались заново ответить на этот "проклятый вопрос", и каждая новая ведущая археологическая теория начиналась с новой попытки ответа на него.

А каждый ответ оказывался узким, недостаточным, неспособным объяснить весь круг фактов. Эволюционисты объяснили разрывы в типологической преемственности лакунами в наших сведениях и ожидали заполнения этих лакун открытиями недостающих звеньев эволюции ("missing links"). Миграционисты объяснили разрывы приходом нового населения с других территорий, диффузионисты - культурными явлениями, энвиронменталисты - радикальными изменениями природной среды, "марристы" ("теория стадиальности") - революционными преобразованиями в культуре, "качественными скачками".
Системная археология