Другие обзоры

Сущность сознания

Проблемы, связанные с пониманием сущности человеческого сознания и его места во Вселенной ныне все более  выдвигаются на первый план в рамках как философских, так и конкретно-научных исследований. Можно без преувеличения сказать, что человечество переживает сегодня период радикального антропокосмического поворота в своем мировоззрении, когда не только сам факт физического освоения космического пространства заставляет искать братьев по разуму и задаваться вопросом о назначении человека и его сознания в  мироздании, но и сама логика развития современной науки требует переоценки многих вчерашних как сугубо антропоцентристских, так и наивно космоцентристских построений.

Старый принцип тождества макро- и микрокосмов как бы возрождается вновь в виде двух разнонаправленных, но внутренне связанных тенденций в современной науке. Первая из них характерна для естественных наук и состоит в обнаружении факта имманентной и неустранимой включенности антропологической составляющей в естественно-научную картину мира, причем это касается не столько наличия в ткани научного знания целого комплекса субъективных предпосылок и предрассудков (что стало очевидным довольно давно), сколько самого содержания знания, когда сквозь покров, казалось бы, сугубо объективных связей и законов начинает зримо проступать живой человеческий лик. Здесь достаточно вспомнить антропный принцип в космологии в его сильной версии; вакуумно-семантические модели в теоретической физике, разнообразные гипотезы биополей, «живого вещества пространства» и другие теоретические модели, свойственные современным биофизическим и биомедицинским исследованиям.

Любое саморазвитие и самосовершенствование невозможно без самопознания

При всей гипотетичности подобных построений в них проявляется общая логика развития современного естествознания — взгляд на Вселенную не только как на открытую развивающуюся систему, но как на живой и чувствующий «организм», тсячами нитей связанный с человеческим телом и духом. Вторая тенденция специфична для научно-экспериментальных исследований мозга и психики человека, в результате чего все больше подтверждается космически-трансперсональное измерение индивидуального человеческого бытия, а через это — и глубина восточных и западных медитативных практик, уходящих корнями в глубокую древность (См.в этой связи интуиции позднего К.Г.Юнга и экспериментальные исследования С.Грофа, Ф.Капра, Д.Л.Спивака). Показательно, что обе встречные и подпитывающие друг друга тенденции (от Космоса к человеку и от человека к Космосу) сходятся в одном ключевом пункте — в необходимости ясного и четкого понимания сущности и возможностей сознания. Не случайно, что все большее число представителей самых различных научных дисциплин сходятся на том, что разгадка тайн Космоса напрямую связана с разгадкой тайны человеческого сознания. Возможноно, что окончательная кристаллизация постнеклассической научной парадигмы будет в первую очередь зависеть от успешного решения именно этой научно-философской задачи.

С другой стороны, вступление земной цивилизации в компьютерную эпоху поставило перед сознанием человека ряд непростых проблем: колоссально возросли объемы и содержание циркулирующей в обществе информации (создание сети Internet — фактически рождение глобального планетарного интеллекта); возникли принципиально новые информационные технологии и мир «виртуальной реальности», предъявляющие новые требования к интеллектуальной деятельности и самосознанию человека. Наконец, весьма реальной стала угроза информационного манипулирования и управления духовным миром индивида. Все это, с одной стороны, заставляет искать новые пути активизации творческих возможностей сознания; а с другой — решать проблемы «экологии духа» и сохранения автономии человеческой личности. Но успешное решение данных практических проблем подразумевает адекватное философско-теоретическое, т.е. целостное и систематическое, понимание природы сознания.

В конце ХХ столетия необходимо также констатировать глубокий кризис в сфере духовной культуры — ее раздробленность и противоречивость, наличие в ней глубоких смысловых лакун, вытекающих из несовместимости различных форм постижения бытия (научного, религиозного, художественного, философского и т.д.), а также специфики ценностных матриц социально-корпоративного, этнического и национально-культурного существования. Все это самым негативным образом отражается на психологическом состоянии как отдельной личности, так и целых социальных групп, провоцируя социальное мифотворчество и массовые психозы. С этих позиций формирование синтетической философской концепции сознания — необходимое условие интеграции современной духовной культуры и немаловажный фактор психологической стабилизации социума.